Категории раздела
Проза [2]
Вход на сайт
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Уважаемые посетители, если вы желаете оставить ваши комментарии, предложения или пожелания, вам необходимо зарегистрироваться либо авторизоваться на сайте!

Каталог статей

Главная » Статьи » ПРОЗА » Проза

В. Суриков - Тайные причины. (рассказ).

 У нас в деревне ЧП. Бригада лесозаготовителей не вернулась вечером с деляны. Уже все сроки вышли. И «что-то они долго», и «вдруг там что-то случилось», и даже «не надо паниковать» - все прошли. Наступило самое время для паники …

         Если бы с машиной чего-нибудь случилось, так они бы её давно на тракторе приволокли. А нет — так пешком бы кто-нибудь приплёлся. В этом году лесничий им совсем близко от села участок нарезал. Ведь ночь уже, а они всё не появляются, как в воду канули ! Где они все, что с ними — одна лишь тайга знает. Но чёрная стена деревьев молчит …

         Жёны ( или вдовы !? ) канувших «лесников» молча переминаются у крыльца конторы. Тут же собралась и толпа «сочувствующих». Переговариваются вполголоса. Народу собралось много, похоже все пришли.  

       Начальник лесоучастка принимает решение. Водителю «сельсоветского» автобуса греть воду, заводить мотор и ехать на деляну. Чего ждать-то ?    

       А вот это правильно. Автобус на деляну вполне даже пройдёт, только вчера по дороге клин протащили. Клин — это простое бревно, зажатое в гусенице от трелёвочника. Эту гусеницу цепляют сзади к трактору на тросу и таскают по занесённой снегом дороге. Борта образованного таким способом треугольника, раздвигают снег в стороны по обочинам, а зажатое в траках бревно почти идеально ровняет «проезжую часть». Поверхность получается ровная, разве что чуть рифлёная траками. Здорово получается.  

       Правда, для меня в этом небольшое неудобство есть. Я его в прошлом году обнаружил. Выбрался как-то на ночь глядя на эту дорогу со своего охотничьего участка. Гляжу — а по ней как раз только что клин протащили. А я что -  я обрадовался. Лыжи снял. Подцепил их позади себя на верёвке к поясу, да и «почалил» себе домой по автостраде этой. Идти хорошо, ощущение, будто не пешком, а на машине едешь. Даром, что ночь без луны. В общем, иду себе, наслаждаюсь, и вдруг … Что ? Откуда? Зачем ! Стою на четвереньках, руки в снегу по локоть. Заснул на ходу ! Хорошо, хоть защитный рефлекс даже во сне сработал — руки вперёд выбросил, падая. Не-то бы так и впечатался мордой в снег.  А как тут не заснёшь ! Представьте — ночь, справа и слева чёрная стена деревьев уходит вдаль, белая лента под ногами... Шаги по снегу - “ скрип — скрип — скрип — скрип...» как метроном какой-то, ей богу. Четыре раза так на обочину вылетал, проклял всё — да лучше бы я на лыжах по целику тащился ! Хорошо, что ближе к селу дорога вилять стала - там ни разу не заснул.  

       Но сейчас — это другое дело. Это удачно, что дорогу прочистили. Иначе, пожалуй, пришлось бы кому-то или по глубоченной колее на деляну ковылять, или же по середине дороги на лыжах тащиться. Причём, скорее всего, мне бы и пришлось...  

        Автобус укатил в ночь, народ то и дело посматривает туда, откуда он теперь должен появиться. Все подавленно молчат...  

       Ага — все насторожились ! Точно, едет - звук мотора слышится всё отчётливее. Все шеи напряжённо вытянуты, в воздухе повис здоровенный вопросительный знак...  

       Вот он, ну наконец-то ! Подъезжает на скорости. В свете фонаря заметно, что у водителя вид раздражённый. Тормозит резко, автобус, просев на подвесках, чуть идёт юзом и, наконец, останавливается. С шипением складывается створка двери, открывая проход в салон.

         Цепляясь за дверь неуверенными руками, из салона выбирается Юрчик. Юрка работает на «челюстнике», хороший мужик, мы с ним в приятелях. Едва ступив на укатанный снег, мой знакомец сразу же пытается упасть, но, сделав титаническое усилие, широко шагает вбок и всё же удерживается на ногах, стоя нараскоряку. По нему сразу видно — «в умат» ! В дрызг, в хлам, в стельку.  

       Навстречу ему порывисто выдвигается жена — Оля. Добрая, хорошая женщина, тихая и безропотная — настоящий русский характер. Бессмысленно блуждающий Юркин взгляд случайно зацепляется за супругу, и на лице его расцветает нетрезвая улыбка. Он явно собирается что-то сказать, но жена сразу же невежливо перебивает его грамотным правым хуком, с переносом веса на левую стопу и доворотом корпуса. И, нелепо взмахнув руками, Юран неудержимо скользит на боку куда-то под заднее колесо. Под одобрительные возгласы собравшихся, Ольга за ногу извлекает своего кормильца из-под днища автобуса. Перехватившись за воротник, ставит на ноги мощным рывком и, не отпуская руки, увлекает его прочь, в сторону дома. Она что-то быстро рассказывает мужу на ходу, но вокруг галдят и разобрать её слова невозможно. Кажется, что-то про чью-то мать...  

       Из автобуса как-то нелепо, по частям, появляется нескладная фигура помвальщика Виктора. Все возгласы мгновенно стихают.  В воздухе повисает напряжённая тишина. Что будет ? Витька ростом высок, но его шкафоподобная супруга лишь на пару сантиметров ниже его. А уж в плечах ! Она смотрит насупленно, брови сведены в линию, во взгляде полыхает мрачный огонь. Напряжение , кажется,  достигает предела... «Сдаюсь!»- вскидывает руки кверху моментально протрезвевший Витёк. Ни слова не сказав, его Марфа поворачивается через левое плечо и решительным шагом направляется к дому. Витька семенит следом за ней, вид у него виновато-обрадованный. Прямо идёт, не шатается. Ну, с днём рождения тебя, Виктор Батькович !  

       Раздаётся всеобщий вздох облегчения. Оказывается, мы все только что забыли, что нужно дышать.    

      Водитель автобуса отвечает на вопросы любопытных. От всей его мощной фигуры исходят гнев и обида: «... В драку на  меня кинулись. А чего я им скажу? Не стал я им ничего говорить. Просто накидал их в проход между сиденьями и повёз. Сначала в куче лежали, потом гляжу в зеркало — по сиденьям расползлись. А подъезжать стали — начали песню петь. Да нет, пели хреново, кто - про рябину тонкую, а кто - про Магадан.»  

       Обрадованные жёны, выстроившись вереницей, увлекали своих благоверных по домам. Толпа начала таять. Хорошо, что всё так благополучно закончилось! Ведь это всё из-за меня получилось. Ну не то, чтобы это прямо я виноват, но всё же, что ни говори, а руку я к этому приложил.

          Иду я утром мимо сельпо по своим делам, а рядом там лесхозовский «Урал» приткнулся. Слышу, окликают из кабины: «Будь другом !» - говорят- «Купи поллитра!» . И деньги протягивают. «А чего сам?»- спрашиваю. - «Так начальник запретил продавщице водку рабочим продавать. А ты у нас не работаешь — тебе продаст.»    

      Это да, причина серьёзная. Начальник лесоучастка здесь — власть. Если сказал: «Не продавать!», то точно — не продадут, хоть на коленях стой. Правда, в магазин заходить не хочется. Не то, чтобы боюсь, но неприятно как-то. Продавщица там... Нет, с виду-то она обыкновенная — продавщица как продавщица — белый халат, очки, словом, самая обычная женщина. Но вот, отпустив очередного покупателя, ка-ак повернётся к тебе всем корпусом и ка-ак вопьётся в тебя пронзительным взглядом через очки!Ну, прямо, ни дать ни взять - удав! И сразу весь список товаров, что хотел купить, из головы вылетает. И только лепечешь потрясённо, чтобы хоть что-нибудь сказать : « Хлеба...булку...одну..., пожалуйста....». Я у неё так как-то три раза подряд хлеб купил. А нужны были — чай, крупа и лаврушка!. Потом меня, конечно, научили . Ты, говорят, главное, в глаза не смотри. Ты вниз смотри, будто деньги считаешь, или на полки с товаром, будто выбираешь что-то. А сам тем временем ей говори : «Дайте мне того, сего, третьего.» Так что поллитра купить для меня  не проблема. А не даст — верну им деньги, пусть сами разбираются.  

       Но продавщица мне поллитра продала. Мне сказали : «Спасибо!», бутылка исчезла в недрах рабочей куртки с оранжевыми плечами, и «Урал», взревев мотором, резво покатил в сторону деляны.  

       Меня с тех пор только один вопрос мучает : ну хорошо, поллитра я им купил, а где они остальное взяли? Ведь не с бутылки же этой несчастной целая бригада пышущих здоровьем «лесовиков» ужралась в хлам?!

     Может быть, они брагу прямо в балке завели? Так ведь не получается. В балке ведь как, тепло, пока в печке что-то горит. А чуть прогорело — сразу., как на улице. Не поспеет брага в балке. А магазинов, как известно, в тайге нету...  

       Да, много ещё непознанного есть в нашем мире.

Сколько ещё в нём тайн и загадок, сколько удивительных открытий ждёт ещё пытливого исследователя!  

       Лично у меня такая версия : они попросту жидкость с гидравлики слили и вымораживали из неё спирт, поливая на лом, стоймя установленный в тазик.

     Больше ничего не приходит в голову, ей-богу...
                                                                                *****

 

Категория: Проза | Добавил: Вадим (2016-04-07)
Просмотров: 239 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar